Куда исчезли все цветы

… есть факт, что очень немногие из тех, кто приходит в эту программу, остаются чистыми и участвуют (в АН) до конца жизни. Есть ненаучная аналитика, что менее 5% из тех, кто приходит, остается чистыми более 5 лет. С другой стороны, общепризнанный факт, что АН является самой успешной организацией в мире, предлагающей свободу от болезни зависимости. Получается, мы самые лучшие, и при этом 5% — это самое лучшее, на что мы способны. И это говорит мне о двух вещах, во-первых, что эта болезнь настолько коварна, что шансы зависимого человека на стабильное выздоровление крайне малы. Или же это говорит о том, что мы не очень-то хорошо несем нашу весть и не очень-то хорошо создаем ту атмосферу поддержки, которая нужна, чтобы до человека дошло, чтобы он поверил в АН, и в то, что программа АН способна сделать с жизнью человека — вплоть до самой смерти.

У нас вроде бы хорошо получается в краткосрочной перспективе — люди приходят, какое-то время остаются чистыми, мы поддерживаем их достаточно, чтобы они могли встать на ноги, вернуть здоровье, вернуть детей, избавиться от уголовного или судебного преследования. В этот краткий период мы с восторгом наблюдаем, как в их жизни начинает работать процесс выздоровления — надежда, обещание, свобода. Мы видим, как они идут в служение, посещают массу собраний, раскрываются, вступают в отношения, находят работу, строят карьеру, обретают прощение и доверие своих родных и близких. И я сам начинаю возлагать на них большие надежды и готов на всё, только бы помочь им в их выздоровлении. Я регулярно хожу не только ради себя, но и чтобы служить примером долгосрочного выздоровления, чтобы делиться той страстью к жизни, которую я обрел в сообществе.
Но к сожалению, подчеркну, к огромному сожалению, я начинаю замечать, как они отваливаются, причем иногда просто с какими-то невнятными извинениями, но порой с постепенной оппозицией вообще к сообществу, но это неважно, важно то, что из-за возросшей личной ответственности за собственную жизнь или собственного понимания того, что нужно сделать, чтобы остаться в процессе выздоровления, они исчезают. Исчезают. А потом, даже если они хотят что-то изменить, уже поздно — болезнь уже овладела ими. Гордыня, эго и ебически безумное мышление уже настолько сильны, что их не преодолеть. Исчезают, исчезают, куда исчезли все цветы…
Я понял это пару дней назад, сидя на собрании, вдруг осознал, 5 или 6 наших членов группы, которые ходили несколько лет, уже не ходят, и что мне их не хватает, я скучаю по ним. Я не люблю горевать, но я именно это почувствовал. Как будто они умерли. Казалось бы, после 44 лет в программе мог бы привыкнуть. Не привык. Я знаю, что никто ничего нам не должен, что эта такая программа, в которой рады всем, совсем новичкам или тем, кто вернулся. Мы любим их, и в этой любви нет ценников, и если они исчезают, то они нам ничего не должны — ни спасибо, ни до свидания. Это стрёмно, но мы знаем, что это нормально, когда имеешь дело с болезнью, корни которой в своекорыстии и в неспособности заботиться о ком-либо.
Мне кажется, что у нас есть один недостаток в несении вести — мы не говорим правды людям. А правда в том, что без первого шага и полной капитуляции перед этой программой, всё, что мы можем предложить, это временное облегчение от тяжелого кризиса.
До того, как я вписался в мировой совет, я надеялся, что у нас появится книга, отражающая позитивные моменты долгосрочного выздоровления, которая поделилась бы глубиной знаний, опыта, сил и надежды за последние 60 лет. Жить чистыми — это книга, в которой мы нуждались долгое время, книга, которая рассказывает больше, чем про то, как стать чистыми и оставаться чистыми, о том, что наша весть больше, что она про чистую жизнь, про путешествие, которое все время обновляется, если только мы отдаемся ему полностью, и если мы привержены этому долгому пути.
Я благодарен, я поражен теми 5%, которые идут по этому пути со мной. Я не мог и могу сделать это один. Еще я думаю, что моя сегодняшняя грусть — частично вызвана тем, что рядом уже нет тех людей, которые должны были бы быть рядом. Но меня утешает мысль о том, что в этом замечательном сообществе еще много тех, кто всегда поддержит меня и всегда будет рядом. Один из самых моих первых наставников в этой программе как-то сказал мне, что настанут такие дни, когда со мной останется только моя Высшая Сила. Тогда тебе придется крепко-накрепко прижать принципы выздоровления к своему сердцу, и всё будет ништяк.
Спасибо, что послушали.

… написал Том с Гавайев
… перевёл наш дорогой брат Роберт Н.

Please follow and like us:

Добавить комментарий